Adam Morgan
Троллейбус лениво полз, виляя между рядами машин и маршруток, спешащих отвезти своих пассажиров к месту назначения. Кряхтя, немного заваливаясь на один бок, рогатая железная машина, казалось, никуда не спешила; её не волновали торопливые, нервные и в чём-то даже мелочные люди, стремящиеся попасть домой или на встречу.
Парень смотрел в окно. Его мало волновали люди вокруг, его взгляд был прикован к зрелищу впереди. От бесконечных рядов машин поднимался тяжёлый пар, нехотя исчезая, смешиваясь с облаками. Вдоль всего горизонта насколько хватало глаз по небу растекался кровавый закат. Почему сегодня, когда он едет домой, небо плачет кровавыми слезами? Он усмехнулся в душе, но взгляда отвести не смог.
Казалось, прошла целая вечность пока железное чудовище наконец с тяжёлым безысходным вздохом остановилось около опустевшей остановки. Человек вышел, и не вынимая наушников, остановился, чтобы достать сигарету. Кто-то прошёл мимо, растворяясь в темноте, оставляя после себя всё тот же бесполезный пар. Парень двинулся в сторону перехода. Плейлист пошёл по второму кругу, и студент остановился, чтобы убрать наушники, как вдруг неподалёку с глухим звуком на землю упала тёмная фигура. Рядом тут же возникла вторая, по-видимому, какой-то прохожий поспешил на помощь. Фонарь, который казался сломанным до этого момента, вдруг вспыхнул, освещая двух человек. Сквозь тихую музыку, звучащую из наушников, было слышно, как прохожий растерянно звал врача. Откуда ему было взяться в такое время, да ещё в этом богом забытом месте? В ту секунду, когда эта мысль прозвучала у него в голове, растерянный прохожий встретился со студентом взглядом. На его губах застыл бессмысленный призыв о помощи. Из той же тошнотворной темноты размытыми фигурами медленно выходили люди. Кто-то позвонил в скорую. Когда прохожий оглянулся во второй раз, никого уже не было. Лишь прерывистые мигания фонаря разрывали ночной мрак.
Привычным движением он повесил пальто рядом с гладко выглаженным белым халатом. Он сам не заметил, как оказался на кухне. Чай, разогретая в микроволновке безвкусная еда, и он расправился с ужином. Очень хотелось спать, но разумеется, сон его не посетит сегодня, слишком уж хорошая награда. Он бессмысленно отдёрнул занавеску, наивно надеясь увидеть, как по горизонту, почти касаясь крыш домов и высоких деревьев, будет растекаться кровавая полоса. Но на улице было так же темно, как и прежде. Он лёг на кровать, уставившись в потолок. Мёртвую ночную тишину комнаты разрывали сдавленные рыдания.


@настроение: apathy